Музей свадьбы выгнали на улицу

Ксения Янова
Смена
31 января 2007 года

В конце прошлого года в Санкт-Петербурге закрыли единственный музей свадьбы, все экспонаты которого в течение 20 лет кропотливо собирала его создатель и директор Ольга Морозова. Музей занимал несколько квадратных метров в загсе Московского района, но чиновники посчитали его частным и потребовали платить за аренду помещения. «Музей выгнали на улицу, вся коллекция теперь хранится у меня в квартире. При таких условиях хранения многие экспонаты могут просто погибнуть», - уверяет хранительница музея.
smena_color_w240.jpg
Экспонаты искала... на помойке

По образованию Ольга художник-модельер. После окончания института увлеклась историей костюма, однажды организовала выставку свадебных нарядов, которая имела потрясающий успех, после чего история и традиции свадьбы стали для нее делом всей жизни.
- Я ходила по архивам, изучала документы, не вылезала из антикварных магазинов, в поисках редких вещей исследовала даже помойки, - рассказывает Ольга. - Отправилась как-то по магазинам, увидела антикварные туфельки и потратила все, что было отложено на покупку кроссовок.
С тех пор деньги постоянно уходят на экспонаты, я не могу купить себе даже лишней кофточки.

Об ее увлечении узнали знакомые, знакомые знакомых, случайные люди. Многие стали приносить вещи.
- Однажды после моего выступления по радио позвонила 90-летняя бабушка, - продолжает дизайнер. - Она подарила мне свое свадебное платье, которое хранила всю жизнь. А был случай, когда русская женщина, живущая во Франции, подарила мне платье своей прапрабабушки - старинное, кружевное, изящное.

Сначала платья, туфли и аксессуары Ольга хранила дома. Четыре года назад собрать все найденное под одной крышей ей помогла заведующая отделом ЗАГС Московскогр района. Она решила, что кто-то должен просвещать людей, к тому же в здании было свободное место. Администрация района купила дорогие витрины, и музей торжественно открылся.

«Красные свадьбы» народ не принял

Ольга знает о свадьбах все и может рассказывать об этом бесконечно.
- В России первым о браке заговорил Петр I, - рассказывает она. - Именно он издал указ - не женить дураков. Дворяне, которые хотели жениться, должны были сдать экзамен по арифметике! После революции с браками в России было крайне сложно. Голод, нищета, безграмотность не способствовали развитию семьи. После 1917 года возникла мода на белые вещи - в стране было мало красителей.

После Гражданской войны были распространены так называемые «красные свадьбы». Регистрация брака происходила так: на стену вешался портрет Ленина, стол накрывался кумачовой скатертью, председатель парт-ячейки поздравлял молодых, и на этом все заканчивалось. Правда, такие свадьбы не прижились - их не принял народ.

Закуску в блокаду подавали бутафорскую

Во время блокады в Ленинграде свадьбы праздновались редко и бедно. Чтобы устроить себе праздник, люди выкручивались как могли.
- Как-то известный в те времена в Ленинграде актер Сергей Филиппов, - рассказывает Ольга, - пришел на свадьбу к своему другу-художнику. Голодный и истощенный, он еле поднялся по лестнице, а когда увидел обильно накрытый стол, упал в обморок. Очнувшись, актер понял - все, что живописно лежало на столе, бутафория, настоящим был только хлеб.

В 60-е годы прошлого века в нашей стране появилась первая синтетика. Эту прочную, похожую на вафлю белую ткань назвали «космос» в честь полета Юрия Гагарина и шили из нее свадебные платья. А годы «оттепели» запомнились комсомольскими и студенческими свадьбами. Гости приносили на них свою закуску, дарили смешные вещи: полено, первый кирпич будущего дома.

Платье и фату Ольга считает атрибутами семейного счастья.
- В музее хранилось крепдешиновое платье в мелкий черный цветочек, которое невеста берегла всю войну - ее свадьба была намечена на 22 июня 1941 года. Словно в награду за верность жених вернулся с фронта целым и невредимым.

Кстати, первые белые платья появились в Риме, а носили их мужчины. Наряд представлял собой длинную, до самого пола, белую тунику. А слово «фата» происходит от «пата» - покрывало. Эта деталь одежды считалась главным атрибутом свадьбы. По христианскому поверью, через волосы в женщину вселяется злой дух, поэтому ее голову нужно было закрывать. Иногда невесту закутывали так, что не было видно лица, от чего девушки задыхались и падали в обморок. Но снимать фату боялись, невесту приводили в чувство и снова сажали за стол.

- Все экскурсии я проводила сама, никто и никогда мне за это не платил, - говорит Ольга. - Экспонаты для меня как родные дети, поэтому я рассказывала о них взахлеб. Толпы школьников, молодоженов, пенсионеров каждый раз уходили под впечатлением, прикоснувшись к нашему общему прошлому. Экскурсии были расписаны на месяц вперед.

«Это для нас лишняя головная боль!»

Сейчас уникальные вещи лежат у Ольги дома. А ведь некоторые из них требуют определенных условий хранения, как минимум они всегда должны быть на виду, на атласных туфлях, например, сечется ткань, после очередной реставрации их придется просто забросить под кровать.

Кстати, музеем уже давно заинтересовались москвичи, два раза его хозяйка возила экспонаты на выставку в столицу, где ее просили все продать за большие деньги, но это для Ольги - самый крайний вариант.
- Горько слышать слова «это частный, личный музей Морозовой», - говорит она. - Хотя я ни у кого не брала на него денег, а для посетителей он всегда был бесплатным!

Хозяйка музея считает, что делает государственное дело, важное и нужное.
- Я даю людям понять, какое это великое счастье - иметь семью и близких! - говорит она. - Сегодня много говорят о ценности брака, но ничего для этого не делают. Я много раз обращалась в ЗАГС, была готова даже передать экспонаты в дар, на что получила ответ: «Это для нас лишняя головная боль».

Ксения ЯНОВА
Фото Кирилла КУДРЯВЦЕВА

• ДРУГОЕ МНЕНИЕ
«МЫ НЕ МОЖЕМ ВСЕМ ПОМОГАТЬ»

Заместитель председателя Комитета по делам ЗАГС Сергей ЧЕРНЫЙ:
- ПРЕЖДЕ чем решать вопрос о существовании музея, нужно зарегистрировать его именно как музей, а не как частную коллекцию экспонатов. Музей был открыт в то время, когда ЗАГС Московского района был в ведомстве районной администрации. а когда все ЗАГСы перешли в наше ведение, мы предложили Ольге Морозовой платить аренду. Морозова не предоставила никаких документов, подтверждающих статус музея, но просила нас помочь, а у нас нет таких функций! Мы орган исполнительной власти, нас контролируют, мы финансируемся из бюджета, наши главные функции - регистрация актов гражданского состояния, мы не можем помогать.

Наверх